Экскурсия по Минску

Проснувшись на следующее утро в Минске, мы размышляли, стоит ли смотреть город или поехать в Полоцк – время, которое мы выделили себе на поездку в Беларусь, подходило к концу.

Уже не помню, откуда у нас взялись телефоны экскурсионных бюро Минска (наверное, из справочника в номере), но мы начали их обзванивать. Думаю, многие экскурсоводы там работают в частном порядке, потому что когда в очередной раз нам сказали, что свободных экскурсоводов нет, то порекомендовали позвонить одной девушке, чтобы она провела экскурсию. Но, набрав ее номер, мы от нее услышали, что сейчас она в декретном отпуске. Действительно, на заднем плане отчетливо слышался детский недовольный плач. Как мы поняли, она все же смогла бы провести экскурсию, если бы мы позвонили за день до этого, вероятно, тогда она нашла бы с кем оставить ребенка. Нам же требовался экскурсовод в течение ближайшего часа. Но зато эта молодая мама дала нам телефон другого экскурсовода, которая оказалась свободна и согласилась рассказать нам о Минске.

Звали эту женщину Наталья Морозова. Если вы будете выбирать экскурсовода в Минске и натолкнетесь на этого человека, то смело выбирайте именно ее. Это не реклама, а всего лишь впечатления. На наш взгляд, это на редкость культурная, деликатная, образованная и любящая свою страну и родной белорусский язык женщина. Но не пугайтесь, говорит она на чистом русском языке. Обычно при звонке экскурсоводу у вас спрашивают, на каком языке вы хотите экскурсию, на русском или белорусском.

Встретиться мы договорились через час на набережной (реки Свислочь – как выяснилось позже), которая находилась недалеко от гостиницы «Беларусь». Мы были на машине, но пока она нам не понадобилась, так как Наталья рассказывала именно о месте, где мы находились в тот момент.

Оказывается, мы были в Троицком предместье – районе Старого Минска. Очень красивое место, которое всеми силами пытаются сохранить.

Памятник белорусским воинам-афганцам в Минске Наталья повела нас к «Острову слёз» —  памятнику воинам – белорусам, погибшим в Афганской войне. Их имена и фамилии (771 человек) выбиты на памятнике. Сам памятник очертаниями походит на храм Ефросинии Полоцкой. С четырех сторон памятника (по четыре стороны света) стоят женщины, они ждут своих мужей, отцов, сыновей, братьев. Женщины в первом ряду держат лампадки, они уже знают, что их близкие погибли. Женщины позади — еще надеются на возвращение родных и любимых с войны… Примерно так нам описывала эту композицию Наталья.

Памятник можно посмотреть не только снаружи. Обязательно войдите внутрь. Там вы увидите несколько памятных досок, где изображены сыны Белоруссии, погибшие в течение различных войн, есть образ самой матери-Беларуси.

«Остров слёз» носит официальное название памятник «Сынам Отечества, которые погибли за его пределами», то есть посвящается всем погибшим белорусам на всех войнах.

Рядом находится скульптура «Плачущий ангел». Ангел плачет о том, что не смог сберечь солдат от гибели. Минские молодожены кидают денежки по традиции в воду около этой скульптуры, чтобы их сыновья не попали на войну. Я и сама не удержалась и бросила денежку, вспомнив и про своего сына..

Вообще, если будет время, походите просто по улочкам Троицкого предместья. Там очень чисто, мило и красиво – все дышит историей. Мы проходили мимо музей белорусского поэта Максима Богдановича. Внутрь мы не стали заходить – было мало времени. На крылечке стояли две женщины – работницы этого музея, с которыми наша Наталья поговорила по-белорусски. А затем она нам рассказала вкратце историю жизни Богдановича, он умер молодым, в 25 лет, от туберкулеза. Более того, Наталья прочитала нам его стихотворение на белорусском. К сожалению, не скажу что это за стихотворение, что-то там было про зорьку…

Далее мы поехали на Площадь Независимости, по которой бродили накануне вечером. Рядом там находится Дом правительства и мой любимый Костёл Святого Симеона и Святой Елены, который, вероятно, из-за цвета кирпича, называют Красным костелом. Я рассказала Наталье, что побывала внутри костела вчера вечером. На что она живо спросила, проходили ли мы вниз в библиотеку. Я сказала, что нет, и вообще мы не в курсе, что в костеле можно куда-то ходить еще и что там может быть что-то интересное помимо католической службы, рассматриваемой из любопытства.

В итоге наша экскурсовод повела нас обоих в этот костел (муж, несмотря на нежелание посещать любые церкви любых религий, уже не смог отвертеться). Заходя внутрь, она присела и перекрестилась, как католичка, но потом сказала, что вообще-то она православная, просто в белорусских костелах толерантно относятся к другим ветвям христианства, и сюда могут заходить молиться как католики, так и православные. Причем, можно заходить женщинам и в брюках, и непокрытым в отличие от любого православного храма, в том числе и храма Святой Ефросинии в Полоцке, где на таких туристок «тут же зашипят»…

Потом она повела нас в условно подвальные помещения, где располагается отдельная маленькая комнатка для молитвы со скамеечками, библиотека, а также сцена и зрительный зал, где в тот момент девушки и юноши репетировали какой-то спектакль.

Наталья обратила внимание и на это: католики работают с молодежью. Костел — это не просто место, куда ходят древние бабульки в платках и где отпевают покойников, а культурное место, где можно поразмыслить, пообщаться с людьми, которые тебе помогут, поучаствовать в самодеятельности. Я согласна с Натальей, этого православию не хватает.

У нас в России постоянно показывают репортажи о том, что открываются новые храмы и церкви, но что они нам несут, кто будет в них ходить? А интернаты для детей при церквях? Почему-то перед глазами возникает картинка с детьми, которые оторваны от жизни, девочки, как обычно обряхтаны в цветастые длинные юбки, обмотаны косынками и платками…

minsk1

Далее мы ездили по центральным улицам Минска. Наталья вздыхала и рассказывала, что, к сожалению, в Минске почти нет исторических мест, так как город был практически полностью разрушен немцами во время Великой Отечественной войны. А все главные улицы – это послевоенные постройки, в строительстве участвовали пленные немцы. Причем, здания различаются по архитектуре как послевоенные постройки «первой волны» (или что-то в этом роде) — самые примечательные, «второй волны» — средние по виду, и так далее (без особых архитектурных изысков).

Затем мы поехали к футуристическому зданию Национальной библиотеки Беларуси. Очень примечательное здание, которое многие минчане недолюбливают. Оно по форме напоминает алмаз, все из стекла, вечером переливается цветными огоньками. Построено так, чтобы внутри поддерживался оптимальный температурный режим. Книгохранилище находится чуть ли не на самом последнем этаже.

Перед зданием стоит памятник белорусскому просветителю Франциску Скарине, а на входе в библиотеку вы увидите панно, где на разных языках написана фраза «Да будет совершенен Божий человек».Храм-памятник в честь Всех Святых и в память безвинно убиенных во Отечестве нашем Минск

На этом наш осмотр Минска в тот момент заканчивался. Перед отъездом Наталья сказала, что на выезде из Минска в сторону Полоцка мы увидим свежепостроенный главный православный храм Беларуси (во время нашего пребывания в РБ пока главным был храм в Троицком предместье). Официально он называется Храм-памятник в честь Всех Святых и в память безвинно убиенных во Отечестве нашем, кратко —  Всехсвятская церковь.

Мы увидели этот храм: впечатляет, конечно. Такое ощущение, что его сверху до низу разукрасили золотом, все блестит до боли в глазах. А по фотке и не скажешь.

Также Наталья нам посоветовала перед отъездом пообедать в кафе «Лисья нора». Так мы и сделали. Но ничего особенного про это кафе сказать не могу.

Потом мы поехали в Полоцк. Он был последним пунктом нашего путешествия по Белоруссии.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ